Հայ  Рус  Eng
В Мире
Аффилянты
Новости

 NASDAQ OMX динамика

 Валютный Рынок
 Индикаторы




 Вторник, 28 Марта 2017 19:10:09

Ара Карян: Опережающие налоговые поступления при низкой экономической активности - механизмы и решения

Ара Карян: Опережающие налоговые поступления при низкой экономической активности - механизмы и решения

АрмИнфо. 25-го марта 2017 г. произошло неузаурядное событие - при участии премьер-министра К.Карапетяна и трех десятков представителей армянской диаспоры РФ открыт «Клуб инвесторов Армении» (договорной непубличный инвестиционный фонд). На брифинге по случаю открытия фонда председатель группы компаний «Ташир» Самвел Карапетян на вопрос о возможных инвестициях указал на то, что интересы группы «Ташир» в основном в сфере энергетики и пояснил, что за счет быстрых реализаций проектов в данной сфере, правительство сможет обратиться к снижению тарифов[1].

 

Следует заметить, что рассуждения и конкретные шаги по снижению тарифов на электроэнергию и энергоносители со строны правительства и бизнеса стало трендом (до этого о такой возможности говорили лишь эксперты). Впервые о снижении тарифов указал премьер министр К. Карапетян 15-го сентября 2016 г. на первом заседании правительства проводимым им. С появленем этого тренда мы сочли возможным активное продвижение тезиса экологизации налоговой системы, поскольку до этого утврждение об этом означало озвучение утопической идеи. Тезис этот пока не доминирует, но воспринимается и в т. ч. членами правительства, а это означает, что дискуссия в экспертном сообществе востребована. 

 

Эффективная налоговая политика и налоговое администрирование являются важными условиями для устойчивого экономического роста и развития в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе. Для РА это особенно актуально на современном этапе, с учетом неудовлетворительной экономической активности, с тем чтобы мобилизовать весь потенциал страны. В 2016 г. индекс экономической активности РА составил 0,5% [2] по сравнению с предыдущим годом, тогда как согласно прогнозу Всемирного банка в 2017 г. он не превысит 2%, и в среднесрочной перспективе составит 2-2,5% [3]. Наряду с этим, вызывает беспокойство показатель внешнего долга. В декабре 2016 г. государственный долг РА равнялся 5,9 млрд. долларов США [4].

 

Согласно прогнозу минфина РА в 2017 г. общий государственный долг достигнет 56,1% ВВП [5], а для обслуживания долга будет использоваться около 9% бюджетных расходов [6], а в 2020 г. только на обслуживание внешнего долга потребуется около 30% бюджетных расходов. Для уменьшения этого бремени министерство финансов РА намерено выпустить новые еврооблигации и отсрочить возврат части предыдущих кредитов, а именно провести реструктуризацию долговых обязательств [7]. С этим возникает не риторический вопрос, является ли это единственной эффективной мерой.

 

Сумма государственного долга и его соотношение к ВВП само по себе не является экстраординарной. В некоторых развитых странах государственный долг даже выше, чем ВВП страны. Но ситуация в РА становится тревожной, когда вышеупомянутые обстоятельства сопровождаются нынешней неблагоприятной структурой экономики и ее темпами роста. Очевидно, что при таком скромном экономическом росте страна не может достичь поставленных целей – устойчивое развитие, решение многих социальных проблем, включая сокращение бедности, а также укрепление необходимого уровня  обороны и безопасности.

 

В этом случае необходимы адекватные решения, для этого требуется обеспечение увеличения опережающих налоговых поступлений государственного бюджета в условиях низкой экономической активности (а желаемое правительством и всеми нами повышение экономической активности будем держать в уме).

 

Осенью 2016 г. Армения впервые приняла единый «Налоговый кодекс» (4 октября 2016 г.), который стал важным шагом реформирования налоговой политики и администрирования. В ходе обсуждения «Налогового кодекса» были подняты многие проблемы. По нашему мнению, наиболее важным из них является то, что этот основной регулирующий документ налговой сферы не имеет новой философии, которая должна определить экономическое развитие по меньшей мере в течение пяти или более лет. Между тем, нынешняя политическая, социально-экономическая и морально-психологическая ситуация в стране требует такой платформы реформ, которая должна будет направлена на обеспечение конкретных видимых результатов. Критериями отбора таких инструментов для их  внедрения должны приниматься инновационные подходы и механизмы, обеспечивающие эффективное развитие и испытанные в международной практике.

 

Следует подчеркнуть, презентация этой инициативы в таком формате возникла после четырехдневной войны апреле 2016 г., когда стало очевидно, что Армения может проиграть не на поле битвы, а на экономическом фронте. Об этом наглядно демонстрирует бюджетные расходы одного дня войны (автором по экспертной оценке этот показатель рассчитан, но по некоторым соображениям, включая условия конфидеценальности, публикация его не целесообразна). Эти и многие другие аспекты управления требуют решительного пересмотра, в частности, налоговой политики, как одной из основных составляющих   государственных финансов.

 

Для публичной декларации данной постановки чрезвычайно важны хронологические события в исполнительной власти РА. 15 сентября 2016 г. премьер-министр К.Карапетян на первом заседании правительства, возглаяляемым им, дал директивное указание на снижение тарифов на природный газ и электроэнергию и подчеркнул, что решение должно быть сделано не за счет бюджета, а за счет частных операторов, предоставляющих эти услуги. Чуть позже, 3 ноября 2016 г. премьер-министр и компания «Газпром Армения» публично обьявили о возможности реализации этой задачи. В конце 2016 г. Комиссия по регулированию общественных услуг РА установила новые сниженные тарифы на электроэнергию и природный газ [8] .

 

Данная инициатива и шаги требовали и продолжают требовать четких и точных мер и решений по их реализации, в которых будут сохраняться интересы всех сторон, а именно - государства, бизнеса, граждан и операторов, предоставляющих эти услуги. Снижение тарифов на газ и электроэнергию в основном было направлено на снижение расходов некоторых уязвимых групп населения и целевых секторов бизнеса, поскольку общее снижение тарифов незначительно и не оказывает существенного влияния на затраты широкого круга потребителей. В частности, снижение тарифа на 1 куб.м природного газа для целевых секторов бизнеса и социально уязвимых групп потребителей составляет около 40 драм, что является значительным с точки зрения снижения их затрат.

 

Этот шаг, предпринятый властями, также создает другую уникальную и беспрецедентную возможность для придания налоговой политике РА новой доктрины - экологизации налоговой системы. Для этого требуется введение акцизного налога на энергоресурсы - природный газ и электроэнергию. Таким образом, налоговая и в более широком плане экономическая политика будет поставлена на новую платформу, которая способна решать качественно новые задачи, и в т. ч. целенаправленную поддержку социально уязвимых групп и определенных целевых секторов бизнеса.

 

Электроснабжение и снабжение природным газом как существенные сетевые индустрии являются главным остовом всей деловой активности экономики Армении. Их экономическое значение гораздо шире, поскольку они играют центральную роль в качестве содействия всем другим  видам экономической и социальной деятельности. Эти сегменты, характеризуются сосуществованием конкурентных и регулируемых секторов с естественными монополиями, снижением затрат и экономией за счет масштаба благодаря решающей роли базовой инфраструктуры. Их экономическое значение выходит далеко за рамки самих этих секторов, поскольку он включает в себя стратегическую взаимодополняемость, которую они используют во всей индустрии страны. Эти сектора среди основных определяющих выбросы парниковых газов и смягчение последствий изменения климата. Энергетическая безопасность страны обусловлена повышением эффективности энергетических секторов, а за счет последнего в некоторой части обусловлен также торговый баланс страны. 

 

Следует подчеркнуть, что существующие экологические налоги и сборы в РА и в прошлом и настоящем были нацелены исключительно на фискальные задачи и соответственно они были лишены упомянутой доктрины экологического налогообложения. Помимо этого, в налоговой системе РА никогда не содержался предлагаемый компонент акциза на природный газ и электричество.

 

Снижение тарифов на газ и электроэнергию, осуществляемое властями, в определенной степени позволяет снизить затраты на газ и электроэнергию для уязвимых групп населения и целевых предприятий. Вторая альтернатива это - экологизация налоговой системы, и первый важный шаг этого – введение акцизных налогов на газ и электроэнергию. Это не простое нововведение, оно провозглашает философию и цели изменений налоговой политики, направленные на придание нового импульса «Налоговому кодексу» (впервые принятому в РА в 2016 г.), и может привести к экономическому развитию не менее на пятилетний или более длительный период.

 

За счет этого будет обеспечен столь необходимый скачок налоговых поступлений, в то время как экономика находится в условиях низкой активности и, по сути, за счет этого могут быть решены многие тупиковые вопросы, среди них: прекращение практики взимания НДС на таможенной границе, или снижение ставки НДС, или отказ от прогрессивной ставки подоходного налога, вместо фиксированной ставки (перечисление может быть продолжено) и одновременно бюджетными субсидиями можно также решить некоторые приоритеты социальной и экологической сферы.

 

Одновременно политика экологического налогообложения (или экологизация налоговой политики) направлена на устранение коррупции в энергетическом комплексе, поскольку предлагаемые акцизные налоги на энергию имеют дополнительный стимул для борьбы с коррупцией.

 

В плане обоснования этой задачи следует отметить алгоритм, к которому единодушно пришли теоретики и практики. Эта формула проста и понятна - лучше облагать налогом «плохие вещи» - использование исчерпаемых ресурсов, загрязнение окружающей среды, включая воздушный и водные бассейны, чем «хорошие вещи» - труд и капитал. Среди приверженцев этой концепции являются Комиссия Европейского союза и Генеральный секретариат ОЭСР, такие известные экономисты, как Майкл Портер и Джозеф Штиглиц и многие другие.

 

В РА основанем скептицизма и озабоченности в отношении применения предлагаемого подхода является фактор, относящийся к уровню развития стран, применяющих налогообложение энергоресурсов. В этой связи следует отметить, что применение этих налогов принесло реальные «дивиденды» не только странам ЕС, но и всем странам, использующим эти финансовые технологии.

 

Другим важным аргументом противников является то, что в ЕС и Евразийском союзе акцизный налог на газ и электричество применяются всеми странами членами. В этой связи необходимо отметить, что для государств-членов этих союзов налоговая политика и налоговое администрорование являются ключевым вопросом суверенитета, и в силу этого члены союза делегируют очень ограниченные полномочия в области налогов. В отличие от таможенных регуляций и правил налоговые регуляции и правила в этих союзах имеют консультативный, рамочный и дискреционный характер. Подходы, механизмы и тарифы энергетических налогов в странах ЕС очень разные.

 

Цена и качество электроэнергии и природного газа представляют жизненно важное значение для развития и конкурентоспособности других отраслей промышленности, для эффективного функционирования рынка и для каждого потребителя. В связи с этим один из главных аргументов противников или точнее сказать предметом их спекуляции является предположение, что введение акцизного налога на природный газ и электроэнергию увеличит их цены и связанные с ними цены на другие потребительские товары.

 

Международная практика показывает, что в видении и восприятии хозяйствующих субъектов и всех налогоплательщиков акцизы на электроэнергию и природный газ являются частью цены на электроэнергию и природный газ, и в соответствии с этим эти налоги воспринимаются в качестве «единой цены» (цена или тариф плюс ставка налога).

 

Теоретически, введение акцизов на энергоносители имеет две альтернативы: а) повышается уровень существующие тарифов, б) уровень «единых цен» сохраненяется на уровне текущих цен. Нами обоснован ключевой подход, что введение налогов на энергоносители через использование влияние различных факторов и механизмов регулирования должен сохранить уровень текущих цен или тарифов, и «единые цены»  не увеличатся по сравнению с действующими. Это позволит без политических спекуляций и негативных ожиданий налогоплательщиков, ввести акцизы на энергоносители для выполнения указанных выше целей. Следует подчеркнуть, что это будет совершенно другая ситуация и возможности для государства и экономики.

 

Воздействие налоговой составляющей «единой цены» в нашем пподходе оценено: 1) в отношении налоговых доходов, 2) с точки зрения влияния на цены конечную продукцию и услуги, 3) с точки зрения деятельности налогоплательщиков, 4) ресурсоемкости и затратоемкости экономики, в том числе краткосрочной и долгосрочной перспективе. Оценка указанных положительных и отрицтельных воздействий показывает, что введение акцизов на электроэнергию и природный газ в РА не показывает существенных негативных последствий и, наоборот, положительное влияние значительно, и поэтому их ввод обоснован и оправдан.

 

Процесс в направлении экологизации налоговой системы позволит сформулировать задачу не как обеспчение устойчивости бюджета, (в соответствии с толкованием минфина, в том числе способности плавного обслуживания растущего государственного долга,) а принимать другие возможности для государственного бюджета и обеспечить переход к совершенно другим подходам целеполаганиям. Это, в частности, представление государствам донорам обоснованной заявки по вопросу сокращения государственного долга - в формате долги на экологический своп (Debt-for-Environment Swaps (DFES)). Эта матрица, как свидетельствует практика переходных и развивающихся стран, в настоящее время является наиболее эффективным инструментом для решения такого рода проблем [9] .

 

Практические шаги по применению этих инструментов реализованы в некоторых третьих странах, а также стран с переходной экономикой, среди последних - Польша, Болгария, Грузия и Республика Киргизия. Среди третьих стран, в частности, представлены страны Латинской Америки. В апреле 2016 г. такая инициатива была реализована  штаб-квартирой субрегионального Карибского бассейна - Экономической комиссией для стран Латинской Америки и Карибского бассейна [10].

 

В международной практике применение формата  «своп долги – взамен природы или экологии» позволяет странам-должникам:

а) сократить внешний долг страны, и эти высвобожденные средства направить на решение насущных проблем страны, как правило, в пределах этого формата страны доноры уступают  большую часть основной суммы долга.

б) в рамках договора «своп долги – взамен природы или экологии», реализовать согласовыванные со странами-кредиторами проекты в национальной валюте,

в) поддерживать макроэкономическую стабильность и в отличие от других форматов сокращения внешнего долга не стимулировать инфляцию,

г) не снижать суверенный кредитный рейтинг страны (кредитоспособность) и следовательно в будущем не ограничивать возможности новых взаимствований страны или проведения последующей реструктуризации внешнего долга,

д) обеспечить реализацию повестки экологической программы страны, в том числе в рамках международных обязательств,

е) одновременно решить неотложные социально-экономические проблемы, в частности, сокращение уровня бедности, за счет местных ресурсов и создания новых рабочих мест, а также формирования стабильных источников дохода для местных общин.

 

Как уже упоминалось выше эта инициатива призвана ввести принципиально новую философию в налоговую политику, а именно систему экологического налогообложения, которая направлена на то чтобы:

- обеспечить существенный рост и в то же время облегчить администрирование сбора налоговых поступлений,

- сформировать адекватные средства для субсидирования экологических проблем,

- повысить обьемы и эффективность услуг природоохранных мероприятий,

- снизить налоговое бремя традиционных налогов за счет снижения налоговых ставок и упрощение администрирования,

- и, следовательно, поддержать общую нейтральность налоговой системы и, следовательно, обеспечить равномерное давление налоговой нагрузки.

 

Следует отметить, что предложенный подход позволит существенно увеличить налоговые поступления в государственный бюджет РА, количественно это оценивается 29-48 млрд. драм и более в год. Указанный большой или более возможно больший диапазон зависит от концепции, подходов, стандартов и механизмов решения (что является обширным  вопросом для другой презентации). В этой связи необходимо кратко отметить на важные принципы экологического налогообложения это градуальность, селективный подход и превентивный характер. Указанные принципы призваны обеспечить: а) стабильность для коммерческих и некоммерческих компаний, б) не допустить снижения объемов производства и услуг, в) предотвратить передачу налогового бремени на потребителей, г) предоставить необходимое время  для технологического обновления.

 

В рамках предлагаемого подхода среди хозяйствующих субъектов будут активированы инновационные стимулы, задействованы равные возможности конкуренции, реалистичные намерения долгосрочной деятельности и его прогнозирования и планирования, которые будучи направленны сигналами управления регулирующих органов и будут бдля бизнеса восстребованым, а не принуждением к нему, и соответсвенно придадут  новый импульс экономическому росту страны.

 

Следует подчеркнуть, что это многовекторное, в некоторой степени с противоположными направлениями, и на первый взгляд с амбициозное по целям предложение, основано на прочной теоретико-методологической основе и опыте применения экологических налогов и эквивалентных инструментах его реализации.

 

Его методологическая основана базируется на концепции «двойной дивиденда», которая была выявлeнна американским экономистом Таллоком (Tullock 1967) [11]. Эта теория после длительной критики и скитаний зафиксировала свою неоспоримую истиность, и в первую очередь, в лице его неустанных и злостных критиков. В свою очередь, сама она базируется на концепции внешних факторов Пигу и Альфред Маршалла (Pigou and Alfred Marshall, The Concept of Externalities):

 

В соответствии с теорией «двойной дивиденда», с одной стороны, она обеспечивает эффективные решения по вопросам охраны окружающей среды, а с другой стороны  обеспечивает эффективные решения для целевых налоговых проблем, и на этой основе также повышает уровень конкурентоспособности экономики.

 

Экологический налог в соответствии с определением Комиссии ЕС представляет собой налог, чья налоговая база представляет собой физическую единицу (или его заменитель) чего-то, что имеет доказанное, специфическое негативное воздействие на окружающую среду [12]. Подход ОЭСР основывается на тех же критериях, но шире и с четким указанием на теоретическую характеристику, основанную на концепции «двойного дивиденда», то есть на ее внешние выгоды, налоговой эффективности, и экономической конкурентоспособности и на решении экологических проблем.

 

В соответствии с подходом ОЭСР экологические налоги определяются как обязательные платежи, взимаемые с вредного воздействия на окружающую среду с продуктов или процессов, в результате чего они непосредственно решают провалы рынков связанные  с  оценкой воздействия на окружающую среду, так что рыночная цена учитывает это влияние путем включения этих воздействий в цену [13].

 

В то же время, налоговые поступления от экологических налогов на энергоносители рассматривается как инструмнет фискальной консолидации, с тем  чтобы  уменьшить бремя других налогов, в частности, снизить налоговое бремя на труд и капитал, а также снизить затраты на заменители экологически полезных продуктов или процессов.Таким образом, экологическое ценообразование за счет налогов оставляет для потребителей и предприятий гибкость, чтобы определиться, как лучше уменьшить свое воздействие на окружающую среду.

 

Десятилетия реформ экологического налогообложения (или экологизации налогов) в международной практике показали, что это не чисто теоретический созерцательный подход, оно стало очевидной реальностью и практическим руководством по экономической, экологической и социальной траектории развития, основанную на его твердом теоретико-методологической базе и на проверенных эффективных инструментах их применения (с 70-х годов прошлого века эко-налогообложение имеет адекватное и последовательное отражение в инструментах политики Комиссии ЕС и отдельных стран).

 

По этому пути уверенно прошли страны Европейского Союза, в том числе вновь новых присоединвшиеся страны с переходной экономикой в Восточной Европе, а также  многие страны ОЭСР. Немаловажное место политике эко-налогообложения отводят также страны Евразийского экономического союза - Беларусь, Казахстан и Россия. Естественно, их практический опыт и шаги не сопоставимы со странами выше упомянутой группы, но в данном случае, важным является вектор и концептуальный подход политики.

 

Дорожная карта эконалоговой реформы предполагает введение в «Налоговый кодекс РА»  соответственно двух  новых налогов - «Акцизный налог электричество» и «Акцизный налог на природный газ». Для безболезненного внедрения эконалогов, в частности, для предотвращения переложения налогового бремени с налогоплательщиков на потребителей предлагается для режимов энергетические налогов (Еnergy taxes), включая расходы энергетического топлива для предприятий энергетики и промышленности, в т. ч. на выработку электроэнергии на предприятиях энергетики (кроме налога на моторное топливо), налогов на выбросы вредных веществ (Тax on emissions), налогов за размещение отходов (Тax on waste), целевых платежей (earmarked charges), использовать превентивную основу с использованием системы «эконалогового договора об изменении климата», что обеспечит его упреждающую функцию (данная методика давно и успешно  используется в европейских странах). 

 

Ниже представлен сравнительной анализ результатов и получаемых эффектов при двух форматах снижения тарифов (цен) на природный газ и электроэнергию. Первый вариант решения уже используется потребителями - это дифференцированные  льготные и не льготные тарифы на природный газ и электроэнергию (принята на Комиссией по регулированию общественных услуг РА в ноябре и декабре 2016 г). Этот вариант является уязвимым и неконкурентоспособным по следующим представленным основаниям.

 

1. Этот подход применяется в развивающихся странах, богатыми энергоносителями, через государственные распределительные компании (как Туркменистан и др.). С методологической точки зрения речь идет о субсидировании в натуральном формате.

2. Такой подход не применим с точки зрения «налоговых расходов». Налог «уплачивается или вернее расходуется» за услугу, предоставляемую на базе льготных тарифов, который никак не оценен с точки зрения - финансовых, экономических и социальных последствий.

3. Правительство опосредовано - через дифференцированные тарифы делегирует свои важные полномочия по субсидированию иностранным коммерческим организациям - «Газпром-Армения» и «Армянские электрические сети», которые действуют в сфере естественных монополий. Хотя делегирование функций правительства частным лицам является международно-признанным подходом (особенно в рамках антикоррупционных решений), но в этом случае существует несколько рисков, связанных с:

а) с делегировнием функции прямого перераспределения доходов со стороны государства (функций минфина),

б) передача государственных полномочий в сектор естественной монополии, и соответсвенно  эффекта наложения рисков,

в) прямой экономический интерес делегируемой функции у компании реципиента к предмету делегированной функции,

г)  явное осложнение администрирования.

Таким образом, правительство добровольно отказывается от своего суверенитета передавая это иностранным распределительным компаниям. Это может стать явным негативным стимулом для иностранных инвесторов.

4. Субсидирование в натуральном выражении, выделяемое для уязвимых групп населения и целевых предпринимателей, лишает возможности получателям или выгодоприобредателям использовать субсидирование в других направлениях или в другом режиме (можно использовать исключительно для потребления газа или электроэнергии). У выгодоприобредателя субсидии нет возможности перераспределить субсидию по разным затратам, так называемый формат «консолидированной субсидии».

5. Такое субсидирование предприятий лишает правительство возможности осуществлять конкурентное субсидирование, что является целесообразным, особенно в случае субсидирования малых и средних предприятий.

6. В случае изменения или смены приоритетов правительства в политике субсидирования, в том числе в размере выделяемых субсидий, правительство должно сделать запрос в «Газпром Армению», который в свою очередь должен обратиться к Комиссии по регулированию общественных услуг, чтобы установить новые дифференцированные тарифы на природный газ (таже схема с электроэнергией). Такая схема не имеет никакого разумного обьяснения или обоснования.

7. На самом деле, правительство не только делегирует коммерческой организации властное субсидирование, но и в некоторой степени функции надзора или контроля за субсидируемыми лицами или организациями, которое не приемлемо, поскольку реализующие субсидорование коммерческие компании («Газпром-Армения» и «Армянские электрические сети») имеют прямой интерес к предмету контроля и в отношении между вовлеченных сторон.

8. Подход администрирования этого механизма изначально объективно очень сложен, в связи с различными векторами интересов вовлеченных сторон: а) государства, б) распределительных компаний («Газпром-Армения», «Армянские электрические сети») и с) потребителей. Проблема заключается в увеличении разрыва или гепа потребленного газа и электроэнергии, который обьективно будет расти – это разрыв количества использования газа для привилегированных потребителей (которые обладают привилегией тарифов) и использование газа потребителями, которые не имеют привилегированного тарифа. По этой причине непревелигорованная группа потребителей будет вынуждена платить больше, поскольку компании распределители не будут оплачивать это за счет своей прибыли.

9. Для увеличения своей прибыли у «Газпром-Армении» как бизнес компании есть интерес применять льготные тарифы, привязанные к объему потребления газа потребителей. Между тем, «Газпром Армения» как коммерческая компания не имеет мотивации для применения дифференцированных тарифов для уязвимых групп населения, а также для тепличных хозяств, перерабатывающих предприятий и т. д.. Это  задача целенаправленной политика государства.

10. Одним из средств для снижения тарифа на природный газ «Газпром- Армения» рассматривает снижение стоимости транзита газа по территории Грузии, что является  прямой функцией государства. Другой резерв для снижения тарифов, провозглашенный компанией это пересмотр или оптимизация финансовых затрат по инвестиционным проектам, а между тем данный вопрос помимо функции управления компании, одновременно, и в основном, является прямой задачей Комиссии по регулированию общественных услуг РА. Следующий резерв, это финансирование со стороны акционера компании российского «Газпрома» направленное на обеспечение стабильности и роста тенденций на рынке природного газа РА, что по сути, является доброй волей акционера компании на данный момент. Завтра такое желание может изменитсья на 180 градусов, по какой-либо причине (причина не имеет значения), и в таком случае никто не может обвинить российский «Газпром» в каком-либо нарушении, потому что это будет результатом бизнес-решения компании и никак не является нарушением договорных обязательств компании.

 

Приведенные выше аргумнеты показывают, что примение дифференцированных  льготных и не льготных тарифов на природный газ и электроэнергию уязвимы и неконкурентоспособны, поскольку они не имеют количественной оценки, вызывают много сложных вопросов, не имеющих адекватных решений, и не концентрируются на долгосрочных задачах. Ниже соответственно представлены обоснования наиболее предпочтительного варианта - введения акцизного налога на природный газ и электроэнергию.

  

  1. Этот подход основан на неоспоримых теоретико-методологических подходах, в частности, на концепции «двойной дивиденда», которая в последние десятилетия практически широко используется в международной практике, особенно в странах ЕС и ОЭСР.
  2. Такой подход эффективен в тех странах, которые не имеют энергетических ресурсов - нефти и газа, и это не зависит от уровня развития стран.
  3.  Применение этого похода значительно, в несколько процентных пунктов может увеличить соотношение налоговых доходов и ВВП, что является наиболее важным показателем оценки финансового управления страны.
  4.  Для всех плательщиков природного газа и электричества «единый или равномерный нулевой тариф» (тариф плюс налог) остается на том же уровне. Налоговое администрирование проще и дешевле.
  5. Государство получает значительные дополнительные налоговые поступления. Налоговые доходы государственного бюджета ежегодно будут расти на 29-48 млрд. драмов и более (конкретный расчет зависит от подходов, критериев и механизмов).
  6. На основе дополнительных налоговых поступлений, государство закладывает решение кратко-, среде, и долгосрочных задач, в частности:

а) целевые субсидии для уязвимых и обездоленных групп населения и целевых секторов в экономике. Этим заменяется сушествующая сложная и дифференцированная система тарифного субсидирования.

  б) за счет дополнительных налоговых поступлений могут быть решены, в частности: снижение НДС взимаемый на таможенной границе и/или ее отмена, и/или замена прогрессивной ставки налога на подоходный налог на фиксированную равномерную ставку, и/или снижение ставки НДС и/или решение других приоритетов.

в) можно обратиться к решению сокращения государственного долгапо формату «своп долги – взамен экологии» (Debt-for-Environment Swaps (DFES))(подчеркивается сокращение долга, а не обслуживание).

  1. Oценкa влияния акциза на энергоносители положительна в отношении: а) налоговых поступлений, б) его воздействия на цены конечной продукции и услуг, в) активности налогоплательщиков в хозяйственной деятельности, а также ресурсоемкости и затратоемкости экономики в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

8. На принципиально новой философии будет построен Налоговый кодекс - важная составляющая экономической политики, которая обеспечит значительное увеличение налоговых поступлений, а также облегчит их сбор, снизит налоговое бремятрадиционных налогов.

9. Увеличитваются доходы бюджета, обеспечивая при этом нейтральность экологических налогов и баланс налогового бремени всех налогов.

  1.  
  2.  

12. Введение акцизов на природном газ и электроэнергию является предпочтительным и конкурентоспособным, так как таким образом решается не только вопрос субсидирования определенных групп населения и секторов в экономике, но и в то же время решаются средне- и долгосрочные важные задачи правительства и экономики в целом.

13. Доходы, полученные от эконалогов на энергоресурсы потенциально менее летучи (или эфемерны), чем обычные налоговые поступления. Обьяснение заключается в том, что эконалоговые поступлений акциза на энергоносители базируются на константном характере потребления энероресурсов, а последние менее летучи, чем ожидаемая экономическая активность и доходы (и в целом рост ВВП). Таким образом, налоговые поступления от эконалогообложения энергетических ресурсов будет иметь более низкую степень плавучести или отклонений, по сравнению с традиционным налогообложением доходов и прибыли.

14. В конечном итоге, предложенная схема налогообложения будет способствовать улучшению платежного баланса Армении по следующим причинам:

- налогообложение полностью импортируемого газа уменьшает давление на валютные резервы Центрального банка,

- повышается экспортная конкурентоспособность неэнергетических предприятий -экспортеров и, следовательно, объем их экспорта.

 

 

Литература

[1] ՀՀ վարչապետը և «Տաշիր» ընկերությունների խմբի նախագահը ճեպազրույց են ունեցել ԶԼՄ ներկայացուցիչների հետ, Կառավարության կայք, Պաշտոնական լրահոս, 25 մարտ 2017, http://www.gov.am/am/news/item/12902/

[2] Տնտեսական ակտիվության ցուցանիշը, ԱՎԾ,

  http://www.armstat.am/am/?nid=126&id=01510

[3] Համաշխարհային բանկը 2016-ին Հայաստանի համար կանխատեսում է 0% տնտեսական աճ, 2017-ին էլ՝ 2 %, “Այսօր”, http://www.aysor.am/am/news/2016/12/09

[4] Պետական պարտք, “Ամփոփ”, http://ampop.am/state-debt-of-armenia/ 

[5] Հայաստանի ընդհանուր պետական պարտքը 2016 թվականի վերջին կհասնի ՀՆԱ-ի 54.6 տոկոսին, իսկ 2017 թվականին` 56.1 տոկոսին, Arm. Info, http://finport.info/full_news.php?id=27051&lang=1

[6]  ՀՀ ֆինանսների նախարար. Հայաստանի պետական պարտքի գումարը 2016 թվականի վերջին կհասնի ՀՆԱ-ի 55.5%-ին, իսկ 2017-ին` 56.8%-ին, Arm. Info,  23 Դեկտեմբերի 2016, http://www.finport.am/full_news.php?id=27724&lang=1

[7] Аршалуйс Маргарян: В природе не существует нерисковых займов. Задача управленца – свести все риски к минимуму, http://finport.am/full_news.php?id=27264&lang=2

[8] «Գազպրոմ Արմենիա» ՓԲԸ-Ի կողմից սպառողներին վաճառվող բնական գազի սակագները, հաստատված է ՀՀ ՀԾԿՀ-ի 25.11.2016թ., №333Ն որոշմամբ, որն ուժի մեջ են 2017թ. հունվարի 1-ից: “Հայաստանի էլեկտրական ցանցեր” ՓԲԸ-ի կողմից սպառողներին վաճառվող էլեկտրական էներգիայի սակագները հաստատված է ՀՀ ՀԾԿՀ-ի 23.12.2016թ., №422Ն որոշմամբ, որն ուժի մեջ է մտնում 2017թ. փետրվարի 1-ից, http://psrc.am/am/sectors/gas/tariffs, http://psrc.am/am/sectors/electric/tariffs

[9] Lessons Learnt from Experience with Debt-for-Environment Swaps in Economies in Transition, OECD, 2007, p. 16, https://www.oecd.org/environment/outreach/39352290.pdf

[10] PROPOSAL ON DEBT FOR CLIMATE ADAPTATION SWAPS: A STRATEGY FOR GROWTH AND ECONOMIC TRANSFORMATION OF CARIBBEAN ECONOMIES, Economic Commission for Latin America and the Caribbean Subregional Headquarters for the Caribbean, Fourth meeting of the Caribbean Development Roundtable, 12 April 2016, http://repositorio.cepal.org/bitstream/handle/11362/40253/LCCARL492_en.pdf?sequence=1&isAllowed=y

[11] William K. Jaeger «The double dividend debate», http://appliedecon.oregonstate.edu/sites/default/files/faculty/jaeger/chapter_12_jaeger_double_dividend_environmental_taxation_handbook.pdf

[12]  Patrick ten Brink, Leonardo Mazza, REFORMING ENVIRONMENTAL TAXES AND HARMFUL SUBSIDIES: CHALLENGES AND OPPORTUNITIES, Institute for European Environmental Policy (IEEP), 2013, page 3, http://www.ieep.eu/assets/1110/Background_paper_on_EFS_in_the_7th_EAP.pdf,

 Environmental Taxes, European commission, Eurostat, http://ec.europa.eu/eurostat/web/environment/environmental-taxes

[13] Environmental Taxation. A Guide for Policy Makers, page1, https://www.oecd.org/env/tools-evaluation/48164926.pdf

 

Автор - Карян Ара Владимирович, к.э.н., Председатель общественной организации «Цент

Статьи по теме
  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Нет комментариев

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
7163
 Курсы валют
27.07.2017
RUB8.000,07
USD478.00-0,03
EUR561.004,18
GBP629.005,94
CAD384.001,92
JPY42.000,17
CNY71.000,23
CHF499.00-1,02
 Эксперты
 Поиск по дням

 Government Bonds

 

ISIN AMGB1029A250
Auction ID AMGB1029A250
Date 12.05.2017
Issue date 29.10.2015
Issue volume (AMD) 50 000 000 000
Maturity date 29.10.2025
Coupon year yield 11.00%
Auction volume (AMD) 1 000 000 000 - 2 000 000 000 
Auction date 12.05.2017
DLS
Total amount (AMD) 1 000 000 000
Amount of the total bids (AMD) 787 200 000
Amount of the total accepted bids (AMD) 787 200 000
Cut of yield (%) 10,6447
Weighted avrage yield (%) 10,6447
Auction max  yield (%) 10,6447
Auction min yield (%) 10,6447
Number of participants 5
 ArmEx

 

СПРОС (Покупка)

USD

Средневзв. Цена

482,00

ПРЕДЛОЖЕНИЕ (Продажа)

  USD

Средневзв. Цена

-

СДЕЛКИ

USD

Цена откр.

482,00

Цена закр.

482,00

Мин. Цена

482,00

Макс. Цена

482,00

Ср/взв. Цена000

482,00

-0.16

Кол-во сделок

1

Объем (инвал.)

200 000

0бъем (драм)

96 400 000

 Комментируемие
Loading...