Понедельник, 25 Ноября 2019 20:32
Эммануил Мкртчян

Горнорудная промышленность - затейливая игра в кошки-мышки

Горнорудная промышленность - затейливая игра в кошки-мышки

АрмИнфо. «Скажите людям правду, и страна будет в безопасности». Эти слова Авраама Линкольна как никогда становятся актуальными для постреволюционной Армении. В стране накопились такие горы политико-экономического «мусора», что разгребатели его, по всей вероятности, не успевая за собственными обещаниями и даже мыслями, начинают сами отворачиваться от идущего от них терпкого запаха и вони. К чему не прикасайся – разваливается и грозит развалить выстроенную за четверть века никчемную, неэффективную, как оказалось, социально-экономическую конструкцию.  

 

Баланс интересов

Одной из актуальных для своего решения и требующих расстановки всех точек над «i» проблем оказалась, как и ожидалось, горнорудная промышленность нашей страны с  ее слишком тяжелым социально-экологическим грузом. Но именно эта сырьевая отрасль была самым «лакомым кусочком» для бывшей власть предержащей элиты. Поэтому в попытке решить ее проблемы не с позиции эффективности этой индустрии, как таковой, а с точки зрения общественной морали и государственных интересов эта сфера экономики сегодня теряет свою ранее кажущуюся устойчивость и грозит стать ахиллесовой пятой новой власти. Именно поэтому, ощущая всю опасность развала сколоченной конструкции и возможных негативных последствий для поддержания баланса интересов и социального консенсуса, власть пока тянет с решениями, плохо представляя пути этих самых решений.

Именно поэтому революционный премьер-министр, как бы для профилактики, не раз предупреждал население о том, что страна не будет следовать путем дальнейшего развития горнорудной отрасли, при этом прекрасно понимая и предупреждая население о возможных  огромных  экономических и репутационно-инвестиционных издержках при попытках сворачивания уже работающих проектов, которые десятилетиями накапливали нерешенные экологические вопросы.

 

Амулсарская ловушка

Как результат общественного диспута на эту тему первой жертвой и оказался золотоносный Амулсарский проект, потому что находился на стадии строительства и добыча руды на нем пока не начинлась. Надо отдать должное Пашиняну, который, фактически, сделал все от него зависящее, чтобы, с одной стороны, выдержать пресловутый для любого реально демократического общества баланс общественных интересов, а с другой – постарался не ударить лицом в грязь перед мировым инвестиционным сообществом, которое, судя по активности иностранных диппредставительств, в унисон выступающих в защиту проекта, не на шутку встревожилось угрозой закрытия проекта, что привело бы к потере огромных ресурсов, генераторами которых выступают простые граждане и пенсионеры западных, и не только, стран.

Ведь хорошо известно, что эксплуатация Амулсарского рудника  – яркий пример удачного сопряжения крупной промышленной программы с не менее крупным хорошо продуманным финансовым, можно сказать, горнорудным венчурным проектом. Имея на руках одну лишь лицензию на разработку, авторам проекта удалось с помощью незначительного содействия Европейского Банка Реконструкции и Развития и Международной Финансовой Корпорации, привлечь в проект сотни миллионов долларов, поверивших в него западных инвестиционных и пенсионных фондов. Закрытие проекта поставило бы Армению в очень незавидное положение на инвестиционной карте мира. А это – прямая дорога в мировые изгои.       

Не вдаваясь в профессиональные споры о том, может ли на самом деле Амулсарский проект представлять опасность для экологии региона (для этого существуют профессионально подготовленные ученые-экологи, эксперты и инженера, которые до сих пор никак не готовы  завершить свой жесткий бой и убрать клинки в ножны) скажем, что история горнорудной промышленности знает большое число проектов как неудачных с технологически-экологической точки зрения, так более чем удачных. Качество таких проектов всецело зависело от уровня развития страны, причем не столько развития экономического, сколько социально-политического, то есть страны, живущей на базе реально работающих принципов общественных сдержек и противовесов. Именно эту модель общества революционный премьер называет инклюзивной и именно она способна сохранять в стране общественный консенсус, несмотря на то, что проблема «амулсара» в руках «политтехнологов» начала превращаться в «актуальную тему» информационной войны между т.н. «белыми и черными».

Ярким примером того, может ли государство преобразовывать стоящие перед ним экологические вызовы в возможности, - являются горнодобывающие компании, работающие в развитых, условно называющихся «западом» странах. В пятерку стран с наиболее развитой горнодобывающей промышленностью мира входят такие демократические страны как Канада, США,  ЮАР, Австралия. При этом роль отрасли в экономике этих стран в последние 10–15 лет существенно возросла. Причина в росте спроса, в первую очередь, в Китае. Очень активная эксплуатация нефтегазовых месторождений ведется в Голландии и, конечно же, в Норвегии. Говоря об удачном сопряжении экологических вызовов с непосредственной пользой вне горнорудной сферы, достаточно вспомнить об уникальном мусороперерабатывающем заводе в самом центре столицы Австрии Вене. Это архитектурно-технологический феномен  - настоящий эталон гиперболического сопряжения вредоносного производства, экологических барьеров и архитектурного шедевра.  

Выдерживают ли эти демократические страны необходимые природоохранные экологические стандарты? Без сомнения. Причина, скорее всего, в сбалансированном подходе, базирующемся на жестком государственном контроле и наличии общественного консенсуса. Именно то, чем, наверное, должны руководствоваться и мы сегодня, когда речь идет о выборе золотой середины в достижении этого консенсуса, не давая себя загнать в ловушку, уготовленную нам неписаными мировыми правилами.

 

Техутский сидром

Техутская проблема, пожалуй, не самая последняя из ряда природоохранных в Армении. Бои за Техут, казалось бы, давно закончены, разработка рудника обеспечивала тысячи рабочих мест на севере страны и определенную немалую прямую выгоду для обеспечения экономического роста и хоть какой-то сбалансированности трещащего по швам счета внешнеторговых операций. 

О продолжающейся зависимости экономики от состояния экспорта горнорудного сырья свидетельствуют последние отчеты международных организаций. Так, Евразийский банк развития недавно подчеркнул в одном из своих отчетов, что экономика Армении растет высокими темпами и что показатель экономической активности увеличился в августе 2019 г. на 7,6% год к году (+7,0% г/г за январь - август 2019 г.). При этом, по данным Банка, промышленное производство выросло на 16,8% г/г и именно на фоне повышения объемов добычи полезных ископаемых на 55,0% г/г, которое в значительной степени объясняется возобновлением работы Техутского горно-обогатительного комбината. Так что продолжающаяся крайняя зависимость, как говорится, налицо. 

Но это не просто зависимость, это и вызов, причем, по всей вероятности, вызов, который, как и в случае с Амулсаром, просто необходимо превратить в преимущество на основе общественного консенсуса по новой формуле новой власти.

Но тут, на этом кейсе, новая власть почему-то начала давать осечки и отходить от своих основополагающих, базовых принципов. Тот, кто хотя бы иногда следит за состоянием дел в горнорудной промышленности, в том числе и с точки зрения обеспечения их природоохранной безопасности, сегодня задается вопросом, почему революционный премьер считает беспроблемной реализацию проекта, который в 2017 году был приостановлен именно из-за наличия серьезных экологических вызовов, которые были подтверждены работающими в Техуте авторитетными международными экспертами. Стабильно финансируемый со стороны крупного российского кредитора проект пришлось остановить из-за отказа другого – уже западного - кредитора, который усмотрел в нем серьезные бреши, причем в прямом и переносном смысле этого слова. Речь шла о дамбе хвотохранилища, которая как по объективным, так и по технологическим причинам стала разрушаться изнутри. Причем эксплуатирующая в то время рудник  компания "Валлекс" тогда заявила, что причиной приостановки производства руды является необходимость текущего ремонта дамбы, а спустя два месяца ей пришлось уже сказать всю правду о том, что  хвостохранилище проблематично и перерыв в работе будет длительным. То есть речь шла о необходимости срочного решения острой проблемы. Попытки получить в компании ответ на то, почему проблема не нашла своего решения, а именно -  почему не была капитально отремонтирована и укреплена дамба или почему не нашлось места для строительства нового «отходного места» для Техута не удалось, хотя понятно, что переставшая получать доходы компания вряд ли могла сделать что-то серьезное.  

Так или иначе, проблема не решена, но новый эксплуатант уже возобновил работу рудника. Самое странное в этой неказистой истории - это то, что слова Пашиняна о безопасности Техута никак не вяжутся со словами его же министра. После экологической аварии на Зангезурском медно-молибденовом комбинате он так и не сумел внятно ответить на вопрос о том, насколько безопасен Техутский рудник и застрахован ли он от экологической катастрофы. Согласно интервью, данному одним из руководителей экспертной группы по Техуту нашим коллегам из расследовательского информационного ресурса «Хетк», техутская дамба может быть размыта и представляет собой довольно рискованный объект. Он даже взывает к горькому опыту Бразилии, где вблизи города Брумадинью поток, несущий миллионы тонн отходов от добычи железной руды, смыл дороги, леса и здания, отнял жизни сотен людей. Это уже потом начали искать виновных, хотя понятно, что корень проблемы находился в далеко не инклюзивной, а скорее в крайне акстраактивной модели общественно-экономического обустройства этой страны, где международные стандарты, как и у нас до недавнего времени, носили сугубо бумажный характер, а на деле все - в том числе и интересы общества - подчинялось исключительно Ее Величеству ПРИБЫЛИ!

Поэтому проблема Техута остается также важнейшим испытанием для социально-экономического блока новой власти. Останется ли она в фарватере новых идей и новой парадигмы инклюзивности или станет предтечей «скатывания» в бывшее болото?

 

Зангезурский кот

Зангезурский Медно-молибденовый комбинат, как в советское, так и в нынешнее время продолжает оставаться одним из флагманов армянской промышленности. Но это «кот в мешке», причем «золотой» и  доступ к “мешку” был изначально уготован исключительно политической элите нашей страны. Она всегда, при любом удобном случае, запускала туда руки, получая ресурсы для решения различных -  в основном личных, а иногда и государственных неотложных задач.

Именно поэтому структура капитала ЗММК вплоть до лиц и компаний, непосредственно аффилированных с основными держателями акций ЗММК, лишь номинально прозрачна, нет информации о ее конечных бенефициарах. В прессе недавно прошла информация о наличии интересов в ней со стороны членов семьи ушедшего после <бархатной революции> в отставку третьего президента Армении Сержа Саргсяна. Ряд парламентариев Армении обратились в соответствующие органы с требованием начать расследование того факта, что многомиллионными активами компании фактически владеют довольно скромные лица, особо приближенные к семье бывшего президента. Посмотрим, отреагируют ли правоохранители на эти депутатские призывы, ведь речь идет об очень больших активах. Кстати недавно предприятие выпустило облигации, которые должны были пополнить активы компании на 50 с лишним миллионов долларов. Будут ли они направлены на природоохранные цели или исключительно на рефинансирование прошлых долгов?

Слишком запутанная схема структуры капитала ЗММК, аффилированых с ней лиц, компаний, интересов, конфликтов, непонятных историй, больших и мелких экологических «неприятностей», свидетельствует о необходимости приоткрыть этот золотой мешочек, вывести его из тени и сделать его публичным, причем опять-таки как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Лучшей схемой для этого, пожалуй, станет поиск путей принудительной со стороны «новой Армении» организации дополнительной эмиссии акций компании для публичной биржевой продажи при жестких ограничительных условиях, ставящих барьер возможной их консолидации в руках старых и, чем черт не шутит, новых родственников. ЗММК на сегодняшний день – лучший образец и лучшая площадка для запуска общегосударственного проекта по развитию публичного рынка капитала, который никогда не заменит ни одна т.н Инициатива прозрачности в добывающей промышленности (EITI), членом которой стала Армения, и толк от которой пока равен нулю.

 

Ловушка для власти

Выбраться из этой горнорудной ловушки с честью возможно лишь при наличии мощной непоколебимой политической воли, могущей повернуть ситуацию в направлении устойчивого, как сегодня принято говорить, “инклюзивного” развития. Пока еще не поздно, но вопросы, связанные с многочисленными рисками в горнорудной отрасли откладывать на потом просто опасно. С другой стороны, разрубать их по принципу «гордиева узла», сворачивать и выгонять вон инвесторов, которые совершенно не виноваты в том, что получили «не за красивые глаза» от бывших властей тепличные условия для работы, будет не менее опасно и глупо. Но это еще не значит, что в этой высокодоходной сфере, на которой пока держится солидный объем экономического и экспортного потенциала страны, надо продолжать играть в затейливую игру в кошки - мышки.

Пора уже, наверное, переходить к поэтапным конкретным жестким мерам по регулированию отрасли, в том числе и через механизмы публичной приватизации - так, чтобы инвесторы, оценивая собственные выгоды и риски, видели бы в государстве партнера, который умеет наказывать и поощрять.  

ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Александр Мелкумян
Сильно! Хорошо бы дождаться реакции правительства или общественной дискуссии.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Введите код     


Новости
iDram
btn

Курсы валют
03.08.2020
RUB6.570.00
USD485.830.50
EUR570.56-4.90
GBP633.623.91
CAD361.700.08
JPY45.95-0.42
CNY69.42-1.28
CHF529.46-5.16



Поиск по дням

Government Bonds

Issue volume

10 billion

Volume of T-bills for placement

200 million

Volume of submitted competitive applications

200 million

Volume of satisfied bids

200 million

Yield at cut-off price

 5.8314%

Maximum yield

 5.8314%

Мinimum yield

 5.8314%

Weighted average yield

 5.8314%

Number of participants

2

The maturity date of T-bills

03.02.2020

ArmEx

 

СПРОС (Покупка)

USD

Средневзв. Цена

482,00

ПРЕДЛОЖЕНИЕ (Продажа)

  USD

Средневзв. Цена

-

СДЕЛКИ

USD

Цена откр.

482,00

Цена закр.

482,00

Мин. Цена

482,00

Макс. Цена

482,00

Ср/взв. Цена000

482,00

-0.16

Кол-во сделок

1

Объем (инвал.)

200 000

0бъем (драм)

96 400 000